27 Август 2016

Особенности иконографии святых Виленских мучеников

Особое почитание мучеников Антония, Иоанна и Евстафия сохранилось с XIV века вплоть до нашего времени.

Это религиозное чувство в том числе выражается и написанием их святых изображений. Однако при внимательном сопоставлении разных изображений Виленских мучеников мы сталкиваемся с тем, что изображения одних и тех же святых значительно отличаются, особенно это касается образов Иоанна и Евстафия, когда на разных иконах их изображают либо в виде юноши без бороды, либо в виде человека в возрасте с бородой.

До XVII века ещё сохранялось соответствие между именами и типами ликов мучеников, а затем появились разночтения между ними. Поэтому давно назрела необходимость провести грамотный и объективный иконографический анализ их сохранившихся изображений с иконописными подлинниками, в которых содержится руководство по изображению Виленских мучеников.

Наиболее раннее изображение мучеников сохранилось на т.н. «Большом саккосе» 1414-1417 гг. (ГММК), принадлежавшем митрополиту Киевскому Фотию. Изображение выполнено в технике лицевого шитья, где Антоний, Иоанн и Евстафий представлены в нижней части передней стороны, по пояс, с крестом в правой руке и раскрытой к молящемуся ладонью левой рукой, с непокрытой головой. Иконографический тип каждого глубоко индивидуален и содержит определённые портретные черты. Важным представляется наличие надписей имён на греческом языке около изображений, что помогает с абсолютной точностью соотнести каждое изображение с его наименованием. Святые изображены следующим образом: Иоанн – юным без бороды, Евстафий — с небольшой бородой, Антоний – русый с короткой узкой бородой.

Аналогичное соответствие надписей и изображённых святых находится в Строгановском лицевом иконописном подлиннике XVI века. Некоторое отличие представляет только тип лика Евстафия — здесь он изображён с несколько удлинённой, раздвоенной бородой. Такой же вариант изображения Виленских святых и на иконе XIX в., исполненной на основе строгановского образца конца XVI в., хранящейся в ЦАКе при МДА.

Все вышеперечисленные изображения сохраняют единый принцип в надписании определённых типов ликов каждого святого: Иоанн — молодой без бороды; Антоний — с короткой бородой; Евстафий — с чуть более удлинённой.

В иконописном подлиннике Новгородской редакции XVI века происходит существенное изменение иконографии Виленских мучеников. Для описания внешности каждого мученика используется известная иконописцам форма, встречающаяся в большинстве текстовых подлинников, — это сопоставление внешнего вида святого с широко известными на Руси святыми, имеющими схожий тип лика.

Так предписывается писать мученика Антония — «аки Бориса», Иоанна — «аки Глеба», Евстафия — «аки князя Владимира». В текстовом подлиннике XVIII века, изданном под редакцией Филимонова , иконография Виленских мучеников претерпевает ещё более сильное изменение: мученика Антония предписывается писать как страстотерпца князя Бориса; Иоанна — как князя Бориса, но с бородой «подолее» ; Евстафия — молодым, без бороды. Такое новое представление об их облике складывается в связи с личной трактовкой автором житийных подробностей. Это подтверждает интересное замечание свидетельствующее об изменении иконографии: «В минеи пишут: Евстафий юн бе леты и лицем красен, а во многих подлинниках пишут, что Евстафий стар и сед, аки князь Владимир, но сие несправедливо».

Таким образом, автор корректирует изображение, ссылаясь на текст минеи и заменяет между собой, в силу своего представления о красоте, типы ликов Иоанна и Евстафия. Важно отметить, что этим неточности автора подлинника не ограничиваются, в конце описания Виленских мучеников неверно соотнесены их языческие и христианские имена: «… сих святых мучеников Антония Иоанна и Евстафия имена в нечестии (т.е. в язычестве) бяху сия: Круглец, Кумец, Нежило …»

В дальнейшем на создание многих икон Виленских мучеников, всё более оказывает влияние иконография великого князя Владимира с князьями Борисом и Глебом, такие иконы на которых одновременно изображены равноапостольный князь Владимир и страстотерпцы Борис и Глеб появляются на Руси в XVI веке. Нужно отметить, что влияние этой иконы сказалось не только в типологии ликов мучеников, но и в общем строе композиции иконы, облачении святых (изображение княжеских шуб и шапок вряд ли соответствует одеждам придворных литовского князя), изображению таких деталей как мечи, все вышеперечисленные элементы иконографии присутствуют в иконе равноапостольного князя Владимира и страстотерпцев князей Бориса и Глеба.

В Фартусовском подлиннике начала XX века автор придерживался иконографии, изложенной в иконописном подлиннике XVIII века.

Таким образом, позднейшие текстовые иконописные подлинники способствовали унификации в изображении святых, усреднив индивидуальную трактовку образов. Поэтому при написании современных икон святых Виленских мучеников имеет смысл принимать во внимание особенности в развитии их иконографии и выбирать тот вариант, который всё-таки наиболее точно соответствует более раннему историческому протографу.

Иконописец Андрей Жаров

Источник: sobor.by

error: Content is protected !!